09.02.2024

«Сайты висят, Сеть тормозит». Почему россияне всё чаще жалуются на замедление мобильного интернета

Обсуждаем с экспертами, чего ждать в будущем Владельцы даже продвинутых смартфонов сталкиваются с замедлением интернета Фото:

Обсуждаем с экспертами, чего ждать в будущем

Владельцы даже продвинутых смартфонов сталкиваются с замедлением интернета

Фото: Наталья Лапцевич / 74.RU

Жители регионов России обратили внимание на падение скорости мобильного интернета в последние месяцы. Проблема обострилась после масштабного обрушения Рунета в конце января. Наши челябинские коллеги из 74.RU обсуждали с экспертами, каковы причины замедления загрузки контента на, казалось бы, продвинутых смартфонах, что происходит с трафиком, ждать ли ухудшения ситуации и насколько реально повторение недавнего сбоя.

Сбой и торможение — разные вещи

Прежде всего нужно разграничить январский массовый сбой в Сети и, собственно, проблему снижения скорости мобильного интернета в России, обратили внимание эксперты.

— Сбой, который был 30 января, вообще никакого отношения к операторам не имеет. В той ситуации операторы не виноваты. Они просто не имели возможности обеспечивать услугами, потому что не работало всё, что было в зоне ru. Поэтому здесь очень важно понимать, за что операторы отвечают, а в чем нет их вины, — отметил гендиректор агентства Telecom Daily Денис Кусков.

Интернет или Рунет (то, что принято называть российской частью всемирной Сети) — это множество сложных взаимосвязанных машин, миллиарды процессоров, коммуникационных узлов, огромные вычислительные центры, одинокие кабели на дне океана и вышки, которыми утыкан почти каждый населенный пункт огромной страны.

— Это оборудование ежедневно эксплуатируется, испытывает нагрузки, его необходимо обслуживать и обновлять, под него необходимо писать и переписывать софт, расширяя его функции, повышая надежность, устраняя ошибки и уязвимости. В процессах участвуют тысячи и тысячи людей. Как любая сложная система, даже несмотря на многократное дублирование узлов и многоступенчатые системы защиты и подстраховки, она неизбежно сбоит. По огромному количеству причин, — объяснил гендиректор Spider Group Сергей Соляник. — Поэтому сам термин «обрушение Рунета» похож скорее на теорию заговора.

На масштабы сбоев накладываются внешние условия. Допустим, некоторые поставщики отказываются продавать оборудование и выполнять гарантийные обязательства. Поэтому нужно одновременно делать минимум три вещи:

искать замену (не всегда проверенную; всё нужно тестировать, налаживать поставки и подчас помогать с расширением производства); разрабатывать собственные технологии и ставить их на конвейер для снижения зависимости от партнеров; сокращать нагрузки на свой парк машин, чтобы растянуть его ресурс в период нестабильности.

Сейчас операторы связи решают все три задачи. По словам экспертов, свой отпечаток накладывает перекошенный кадровый рынок. А противостояние ФАС и операторов по безлимитным тарифам заставляет последних страховать свои риски, пока не найдено решение, удовлетворительное для всех сторон, включая потребителя.

— Что касается «обрушения Рунета», согласно имеющейся у нас информации, произошел программный сбой в системе безопасности протоколов DNSSec*, который устранили за пару часов. Наша компания разрабатывает мобильные приложения и программную инфраструктуру по ряду крупных проектов, включая финтех-сервисы. Большие проблемы на уровне Рунета могут на нас отразиться. Мы заметили сбой, по нескольким проектам провели анализ, в одном пришлось незначительно отложить развертывание. Масштаб был сравним с неполадками какого-нибудь популярного рабочего сервиса. Трудно назвать такое обрушением, — объяснил Сергей Соляник. — Такие сбои происходили сотни раз и в других странах. Мы не склонны драматизировать ситуацию, считаем ее рабочей, хоть и неприятной.


По мнению руководителя Spider Group, едва ли январский инцидент имеет жесткую сцепку с пропускной способностью мобильных операторов.

Кажется или замедлился на самом деле?

В то же время пользователи в последние месяцы постоянно сталкиваются с зависанием сайтов, долгой загрузкой контента и прочими «прелестями» медленного интернета. Об этом свидетельствует рейтинг стран по медианной скорости мобильного интернета , который составляет международная компания Ookla (по версии Speedtest).

Инфографика: Семен Казьмин / 74.RU

По показателям за ноябрь 2023 года Россия впервые за всю историю наблюдений вылетела из топ-100 стран с самым быстрым мобильным интернетом — заняла 102-е место. Правда, декабрь немного улучшил ситуацию и Россия вернулась на прежнее 99-е место.

Снижение скорости мобильного интернета в минувшем году подтвердили и замеры российского агентства TelecomDaily. В регионах она упала в среднем с 20 до 18,7 Мбит/с. Зато в Москве средняя скорость мобильного интернета выросла на 20% — до 63,2 Мбит/с.

В первую пятерку городов с самым быстрым интернетом в России входят Москва, Санкт-Петербург, Омск, Екатеринбург и Казань. Во второй десятке — Новосибирск, в третьей — Челябинск, сообщили 74.RU в агентстве TelecomDaily.

— Ни для кого не секрет, что сейчас импортного оборудования в России в сети LTE (один из первых стандартов 4G. — Прим. ред. ) нет, ушли крупнейшие вендоры — Huawei, Nokia и Ericsson. Отечественного оборудования тоже нет, в лучшем случае оно появится в 2025 году. То есть получился перерыв. Операторы закупились в 2022 году очень активно, этого хватило на весь 2022 год и даже на развитие в начале 2023-го, но сдержанного развития, — объяснил Денис Кусков. — Сейчас развитие происходит в основном за счет так называемого рефарминга, то есть освобождения частот третьего поколения и перераспределения их в сети LTE. Это позволяет повысить скоростные характеристики и качество связи там, где LTE не было. Учитывая, что объем трафика ежегодно вырастает на 25−30%, это, конечно, носит временный эффект.

Рефарминг — технологический процесс перераспределения радиочастот, которые принадлежат оператору. Позволяет высвобождать частоты прошлых поколений связи и запускать на них стандарт сотовой связи LTE.

Замедление мобильного интернета может быть связано с наложением нескольких основных факторов: осложнения с оборудованием, спор между операторами и антимонопольщиками по безлимитным тарифам и попытки повысить окупаемость инфраструктуры без увеличения тарифов, добавил директор по стратегическим коммуникациям Spider Group Алексей Лисовицкий.

Между тем некоторые эксперты уверены, что никакого замедления интернета на данный момент нет.

— Есть локальные пертурбации в конкретных местах. В целом интернет, наоборот, подрос по средней скорости, — отметил ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин. — Сбой 30 января не связан со скоростью интернета, он связан с DNS-серверами. Не ожидаю ухудшения качества интернета и в ближайшие год-полтора.

Из-за внешних вмешательств возможны локальные снижения скорости, как сейчас интернет ночью отключают в ряде регионов России, добавил Эльдар Муртазин. Но это не связано с операторами, а по другим понятным причинам.

Локальные проблемы со связью и, в частности, с мобильным интернетом могут быть везде, в том числе на Красной площади, указали эксперты. Гораздо важнее картина в целом по стране.

— С одной стороны, я понимаю людей, которые привыкли, что интернет на смартфонах летает. С другой стороны, компании с удовольствием расширяли бы покрытие базовыми станциями и улучшали качество, давали скорость быстрее, чем сейчас. Но это не получается по целому ряду причин, — заключил Денис Кусков.

* DNSSEC — набор расширений протокола DNS, благодаря которому гарантируется целостность и достоверность данных.

Алла Скрипова

редактор раздела «Бизнес»

Последние новости

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *